Я бы просто не вылезла сама…

415
03.03.2010
2440191 param0

Галина Александровна столкнулась в своей жизни с настоящей бедой — ее дочка, такая талантливая и молодая, стала зависима от наркотиков. Более того, находясь в плену губительной привычки, успела родить пятерых (!) детей, заботиться о которых самостоятельно не в состоянии. Ребята отличные — четыре мальчика и девочка, но, к сожалению, образ жизни матери не лучшим образом отразился на их здоровье. Бабушка сама в свое время воспитала пятерых детей, не привыкла пасовать перед трудностями, но, столкнувшись разом с таким количеством проблем, растерялась: ей надо было одновременно и собирать двух внуков в школу, и делать операцию внучке. В круговороте бесконечных государственных инстанций, больниц и смены подгузников Галина Александровна услышала о «Солнечном городе» и обратилась за помощью.

— Горе у нас, как, наверное, и во многих семьях сейчас — наркомания, — рассказывает Галина Александровна. — Старшая дочь попала в зависимость, и у меня на руках оказались пятеро детей. Сама я на пенсии, а на нее тяжело в наше время детей растить. В связи с этим, пришлось в доме многое пересмотреть, и муж мой — дедуля — вынужден был с работой некоторой расстаться, потому что дети маленькие, больные. Надо было и по больницам много с ними ходить, и по всяким инстанциям. Пока я оформляла опеку, младшие ребятишки находились на обследовании в больнице, там я и познакомилась с девочками из «Солнечного города», которые работали в палате с отказными ребятишками. Они посоветовали мне обратиться в фонд за помощью, потому что опеку мне оформили без выплат, и содержим мы детей сами.

— Получается, что государство поддержки вообще никакой не оказало?
Ну почему, они назначили школьникам по 145 рублей на транспортные расходы.

Всего я на них получаю 290 рублей в месяц — вот и все, что государство мне платит. Сказали, что больше не положено, есть закон, и государство помогает сиротам, у которых родители умерли, лишены родительских прав или находятся в местах заключения. А у моих внуков живая мать, а где и в каком состоянии она находится, государство не интересует. И мы, конечно, оказались в крайне тяжелом положении.

— За какой конкретно помощью вы обратились?
Во-первых, это был август, когда двоих внуков нужно было собирать в школу — один пошел в первый класс, другой — во второй. Представьте, дети были вообще не подготовлены, нет ни одежды, ни учебников. И мне тут же помогли с одеждой осенней, с обувью. Ну и для малышей курточки, колготки, маечки — много всего. Еще все дети, кроме самого маленького (ему соседи подарили кроватку), спали на одном диване. Нам купили две новые двухъярусные кровати, постельное белье, одеяла — всего требовалось так много, что мы были не в состоянии, конечно, купить. Дианочка у нас была больна, ей требовалось длительное иммуноподдерживающее лечение, очень дорогое. И я не знаю просто, что бы я делала без этой помощи. Я вообще привыкла в жизни надеяться только на свои силы: нужно было — я подработаю, ну где-то сэкономлю. Ну а сейчас уже возраст не тот, здоровье, да и времени нет — мне постоянно нужно в больницы, прививки восстанавливать, анализы сдавать.

— Диагнозы не подтверждаются?
Нет, слава богу, правда, он будет еще определенное время на учете стоять, как положено. И это все время, время, время, очереди, анализы, плюс постоянное хождение по разным инстанциям. Сейчас я еще судом занялась — лишением родительских прав, это необходимо, чтобы изменился мой правовой статус и, может быть, выплаты какие-нибудь от государства пошли. И везде бумаги, очереди, кабинеты... Нет и дня, наверное, чтобы не шла эта война.

 А если к чиновникам с жалобами обращаешься, у них один ответ: «Сдавайте! Тяжело вам — отправляйте их в детский дом». Такое ощущение, что они так «забюрократились», что какие-то мертвые стали люди. В них как будто ничего человеческого не осталось. Всюду призывают, по телевизору показывают, что детям лучше жить в семьях, а я прихожу и сталкиваюсь только с сопротивлением.

Была бы от государства реальная помощь, я бы пристройку к дому сделала, а то мальчики подрастают, им бы отдельную комнату, да и малышам.


(Прибегает двухлетний Славик, хвастается новыми игрушками, показывает на бабушку: «Она мия, мия». «Да твоя, твоя», — целует его бабуля. Появляется старший брат и уводит его за ручку.)

— А ребята дружные, заботятся друг о друге?
Конечно, бывает, как все ребятишки, и поспорят. Но очень любят друг друга.

— А какая помощь вам сегодня нужна?
Да за то, что уже сделано, я очень благодарна, я бы просто не вылезла сама. А потребности, они, как и в любой семье, всегда есть. Зато теперь я знаю: если что-то случится, мне всегда помогут. Хотя мне все еще очень неудобно, вы даже не представляете насколько, обращаться со своими проблемами. Я начинаю думать, что где-то есть семьи, которым хуже, чем нам. Вот даже, когда мне плохо, я «скорую» стараюсь не вызывать — все время кажется, что в это время кого-то не смогут спасти из-за меня...

Рассказать друзьям
Напишите нам!