Короче: «Как дома»

160
27.10.2017
%d0%a2%d0%ba%d0%b0%d1%87 30 38

В октябре Северо-Кавказский федеральный университет по заказу Министерства образования и науки России совместно с Министерством социального развития Новосибирской области и детским благотворительным фондом «Солнечный город» провели обучающий семинар «Дом или интернат?» для сотрудников детских домов-интернатов, в которых живут дети с ограниченными возможностями здоровья. Эксперты делились опытом реализации проекта «Как дома» в Ояшинском детском доме-интернате для детей с умственной отсталостью и схожих проектов в других городах. Корреспондент Сиб.фм разобрался, как устроена семейная модель жизни детей в интернате.

 

1. В чем суть проекта "Как дома"?


В сентябре 2016 года в Ояшинском детском доме-интернате запустили тестовую группу проекта. В ней живут восемь девочек от четырёх до двенадцати лет с разной степенью умственной отсталости. Проект подразумевает, что дети будут жить, как в обычной многодетной семье: вместе играть, общаться, учиться доверию и взаимопомощи. Но главное — всё это они будут делать рядом с близкими значимыми взрослыми. У каждого ребёнка должен быть рядом человек, который даёт чувство безопасности, внимание и заботу, общается с ним и помогает преодолевать трудности.


2. Разве задача интерната - не лечение детей?

Действительно, большинство детских домов-интернатов в России нацелены на то, чтобы дети были накормлены, одеты, по возможности обучены. И практически не учитывают, что любой ребёнок, даже с особенностями развития, — это отдельная личность, которая нуждается во внимании, общении, игре. В Ояше приняли основной принцип работы каждого сотрудника — забота с уважением. Это значит, что теперь в центре — ребёнок с его особенностями и индивидуальными потребностями, собственным темпом жизни. В основе — взаимодействие с ребёнком, сотрудничество. Детям даётся время на паузы, выражение собственной активности.


3. Но ведь детские дома живут по четкому расписанию, его невозможно подстроить под каждого ребенка?

Для этого как раз необходимо, чтобы рядом были близкие взрослые. Например, если ребёнок не хочет идти гулять, рядом с ним остаётся няня или воспитатель. Вставать утром необязательно ровно в семь часов, можно растянуть подъём на 20-30 минут. В тестовой группе прямо в спальне сделали уголок для кормления детей, чтобы дети не зависели от общей столовой и могли есть в своём темпе. Кормление происходит не механически: ребёнка учат самостоятельно есть, общаются с ним.

Забота с уважением подразумевает, что развитие происходит даже во время купания, и этот процесс можно превратить в игру. У ребёнка всегда есть возможность побыть одному, успокоиться и перезагрузиться: у особенных детей гораздо быстрее наступает перевозбуждение. В распорядок дня включили «семейный час» — время, когда дети находятся в группе рядом с близкими и никто не имеет права их беспокоить.


4. Кто такие близкие взрослые?

По сути близкий взрослый играет роль мамы. Он заботится о психическом состоянии ребёнка, хорошем настроении, комфорте. Подбирались они среди нянь и воспитателей по разным критериям: у кого-то до проекта сложились близкие отношения, какому-то ребёнку близкий взрослый «назначался», исходя из личных особенностей. Ребёнок, зная, что у него есть близкий человек, который обеспечит ему заботу и защиту, становится спокойнее, у него удовлетворяются базовые потребности, и он может переключиться на игру и развитие.


5. Работа участников проекта как-то регламентируется?

Да. Во-первых, в начале проекта началось обучение сотрудников. За год его прошли 160 человек, и процесс этот практически бесконечный. Во-вторых, абсолютно все нововведения закрепляются в документах, включая алгоритмы режимных процессов. Составлена программа проекта «Как дома», положения, которые касаются процессов кормления, купания, организации сна, супервизии сотрудников и других аспектов реализации проекта. При этом документы прописываются до мелочей — вплоть до того, например, как правильно подавать ребёнку ложку во время кормления.

Один из принципов заботы с уважением — предсказуемое поведение взрослых, чтобы снижать напряжение и тревогу, поэтому все проходят одинаковую подготовку. Сотрудников учат распознавать эмоции, замечать сигналы, предупреждать негативное состояние детей. Учат даже бережным прикосновениям, чтобы ребёнок чувствовал заботу. Также важно, как организована игровая среда, как устроены комнаты и как часто обстановка должна меняться.


6. То есть для детей имеет значение не только отношение взрослых, но и пространство вокруг?

Конечно, для детей важно, чтобы игрушки были для них доступны — раньше они лежали на шкафах, чтобы дети ничего не испортили. И чтобы достать желанную вещь, нужно было просить взрослого, а на контакт шли далеко не все. Теперь все вещи находятся в свободном доступе и на уровне глаз ребёнка, а комнаты оформлены так, что побуждают к игре и вызывают положительные эмоции.


7. А личные вещи у детей есть?

Игрушки в группе общие: у детей пока нет особых пожеланий. Но подбираются они с учётом возраста, особенностей детей, максимального разнообразия. А вот одежда у каждого своя и по несколько комплектов, девочки могут переодеваться столько раз, сколько захочется. Утром они сами выбирают, как хотят выглядеть, и показывают воспитателям, сколько сделать косичек или хвостиков. Личные поделки и рисунки ребёнка тоже принадлежат только ему. И у каждого есть своя «книга жизни» — альбом с фотографиями, рисунками, всем тем, что отражает историю ребёнка. Это помогает ему осознать свою значимость, сохраняет важные моменты в жизни.


8. Как такое отношение влияет на детей?

Результаты эксперимента показывают, что всего за год все дети достигли высокого уровня развития. Они научились играть друг с другом даже в сложные ролевые игры, начали общаться между собой и со взрослыми, устанавливать зрительный контакт, предлагать помощь друг другу. Они научились обслуживать себя, например, заправлять постель, самостоятельно есть. Самые «тяжёлые» дети, которые совсем не шли на контакт, теперь сами могут взять за руку взрослого и показать, чего им хочется. Время, которое уходило на самостимуляцию, теперь занято игрой. Это значит, что дети стали чувствовать себя в безопасности, в жизни стало меньше стресса. Ребёнок чувствует себя главным героем в своей жизни.


9. У сотрудников учреждения стало гораздо больше работы, они не "выгорают"?

На самом деле, как утверждают сами сотрудники, работать стало легче, потому что детей в группе меньше. Кроме того, помогло обучение — люди чувствуют себя более компетентными. Для нянь и воспитателей, которые являются близкими взрослыми, регулярно устраивают супервизии, где они получают обратную связь, могут поделиться своими переживаниями и достижениями. В ДДИ работают психологи, которые оказывают поддержку сотрудникам, проводят тренинги. Благодаря проекту все работники ДДИ стали одной командой. И главное — сами сотрудники видят результаты своей работы, чувствуют свою значимость для детей, и это мотивирует идти дальше.


10. Что будет с этими детьми дальше?

Всё зависит от того, насколько они будут способны обслуживать себя и жить самостоятельно. Кто-то вернётся в семью, кто-то начнёт жить отдельно, создаст свою семью. Некоторые выпускники перейдут в психоневрологические интернаты. Дееспособные дети, у которых есть возможность и желание, могут закончить училища, получить настоящую профессию и остаться работать прямо в Ояше. Выпускники могут стать дворниками и штукатурами, помогать инструкторам по иппотерапии, а ещё здесь действует швейный цех и своё подсобное хозяйство. Главное — в интернате они всегда могут получить помощь и сопровождение.


11. Пример Ояша уникален?

Не совсем: в некоторых детских домах-интернатах Москвы и Санкт-Петербурга уже действуют подобные проекты. Например, в городе Павловске Ленинградской области работает дом-интернат для детей с отклонениями в умственном развитии № 4, где несколько лет назад запустили проект «Детский дом — как дома». По концепции он похож на Ояшинский. Но в масштабах страны это всё ещё единичные явления.


12. Короче, что мешает запустить такие проекты в других интернатах?

Короче, причины разные: где-то не хватает денег, штата, доступа к знаниям, где-то руководство сталкивается с недоверием сотрудников, которые не понимают, почему всю жизнь они работали так, а теперь нужно по-другому. Фонд «Солнечный город» проводит курсы для специалистов детских домов и ДДИ, где обучает работе с детьми, которые пережили разрыв с кровными родственниками, в том числе принципам заботы с уважением и алгоритмам работы в режимных процессах — купании, кормлении, переодевании. Курсы и семинары позволяют экспертам делиться опытом с теми, кто только начинает путь к семейной модели.

Автор текста: Дарья Чернявская

https://sib.fm/briefly/2017/10/26/koroche-kak-doma

Рассказать друзьям
Напишите нам!