Взрослые дети – тоже дети

235
19 мая, 2020
Content jgv359c1y98

Переходный возраст – непростой период для любого ребенка. Ты начинаешь по-другому смотреть на мир. Мир на тебя. Меняется тело. Меняются мысли. Интересы. Расширяется спектр эмоций. «Солнечный город» решил показать, что и в разрушающемся детстве есть место для счастья. И для подростков, и для их приемных родителей.

 

Полина, 22 года

Я помню свой переходный возраст. Мне казалось, что мы чаще стали ссориться с родителями. Я не могу вспомнить какие-то конкретные эмоции. Помню, что часто плакала. В этом возрасте зародились комплексы по поводу своей внешности, которые со временем стали усугубляться.

Вячеслав, 20 лет

В переходном возрасте я как раз снял розовые очки. Голова была забита множеством вопросов. Конкретных эмоций не было, мог вредничать, но в основном был на позитиве. В переходном возрасте я застал не самые лучшие моменты своей жизни, и это послужило для меня хорошим уроком.

Маргарита, 18 лет

Я не помню свой переходный возраст. Вроде все было как обычно.

София, 21 год

Мой переходный возраст прошёл немного в тумане. Главные эмоции — гнев, легкая раздражительность, потеря контроля над собой, ощущение непринятия обществом.

Глеб, 21 год

Я не знал, что хочу. Хотелось общаться с людьми и в то же время сторонился их. Любил поспорить. Сильно обижался на то, что родители не ставят мое мнение наравне со своим. 

 

Можете ли вы по ответам молодых людей понять, кто из них пережил переходный возраст в кровной семье, а кто в приемной? Думаю, нет. По ответам мы не видим разницы. Зато родители ее отчетливо замечают. 

 

Разберемся в понятиях. Переходный возраст – это период между детским и взрослым состоянием человека. Процесс длительный, тяжелый. Его специфика в том, что ребенок предпринимает шаги к установлению своих личных границ. Начинается переходный период в 11-12 лет (у кого-то позже). Ребенок хочет личного: пространства, дневника, стола, комнаты, развлечений. В широком понимании подростковый возраст очень похож на кризис трехлетнего возраста. Но отличаются задачи. В три года задача – найти границы другого человека, а в 13 лет – отстоять свои границы. 

На физическом уровне в это же время происходит полное перестроение системы организма. Ребенок, который остается еще ребенком видит, что у него растут руки, ноги, у мальчиков меняется голос. Происходит большой разрыв между восприятием самого себя.

— Ребенку из детского дома перенести этот период тяжелее. Если он с рождения (или с очень маленького возраста) не жил в семье у него происходит стандартный кризис, на который накладывается его терзания и мысли по поводу того, почему его оставили. Ребенок, пришедший в семью с 4 до 7 лет, скорее всего, еще не прошел кризис 3-х летнего возраста. У таких детей была длительная адаптация к новой жизни, потом длительное доверие, потом они начинают проигрывать всю младенческую историю. И только потом доходят до кризиса 3-х лет: существуют ли границы у других людей и какие они. Поэтому и представления о них у большинства приемных детей психопатические. Либо мир вращается вокруг меня (все мне должны), либо я полное ничтожество, и мне никто ничего не должен. Но по сути это одна история, говорит психолог, Юлия Козенкова.

Юлия приводит пример. 14-летний подросток в приемной семье, когда не знает, как себя вести в классе, начинает играть в машинки. Он регрессирует в глубокое детство. Именно это нужно хорошо понимать приемным родителям. Детей из детского дома родители доращивают до переходного возраста. Часто их биологический и психологический возраст не совпадает. Бывает, что они вроде бы выросли (им 16 лет), но ведут себя как дети. До сих пор играют в машинки, шьют платья куклам и совсем не интересуются межличностными отношениями. 

Условия воспитания ЛЮБОГО ребенка одно – поддержка. И подросток нуждается в глобальной поддержке, понимании и принятии. Родитель говорит: «Да, с тобой это происходит. Да это закономерно. Понятно, что у тебя могут быть разные чувства. Тебе может быть плохо. Но я рядом с тобой». И приемные и кровные родители в этот период – мерило, по которому ребенок обрисовывает свои собственные границы. 

 

1

Лариса Лукина работала в школе до декретного отпуска, вела технологию. На данный момент в ее семье шестеро детей: Юля (17 лет), Катя (16), Аня (14), Настя (14), Максим (5 лет) и Даша (3 года). Пять девочек и мальчик-инвалид. Все приемные. 

Сейчас карантин. Старшие девчонки встают в семь утра и выходят на пробежку. Бегут два круга. Возвращаются, берут собак. В семье две хаски и одна овчарка. С ними проходят еще два круга. Сами девчонки распределились межу собой. Настя кормит собак утром, а Катя вечером. Аня кормит домашнюю собаку и кошку (и утром, и вечером). До карантина девчонки занимались в модельном агентстве. А сейчас дома экспериментируют с наращиванием ногтей и ресниц.

— Дети сами найдут тот момент, ту минутку, чтобы назвать тебя мамой. Нельзя требовать этого. Когда мы взяли Катюшу, она меня не называла мамой. Сначала «вы», потом «ты». А потом у нас произошел такой разговор. Я сказала: «Катя, ты обращаешься ко мне «ты». Я либо какой-то посторонний человек, либо какая-то мебель, ты даже никак меня не называешь. Хорошо, я не прошу тебя называть по имени и отчеству, не прошу звать меня мамой, но хотя бы имя». Спустя какое-то время Катя обращается ко мне: «Мам!». А я стою, делаю вид, что не слышу. И она: «Мам, ты что меня не слышишь?». И я поворачиваюсь и у меня слезы на глазах. Хотелось услышать еще раз, что она, действительно, говорит «мама».

Юля сейчас самая старшая в семье. Ей 17. Девочка ни раз сбегала из детского дома. Курение, воровство, побеги вылились в негативный жизненный опыт. 

— Изначально, конечно, было страшно. И страхи подтвердились частично. Но что поделать. Она убежит, я побегу за ней. Будем бегать вместе. Она от меня, я за ней. Так я сказала в опеке. 

Лариса ничего ни от кого не прячет. Так она показывает детям, что такое семья. Деньги, золото – все лежит в открытом доступе. Если хочешь что-то взять, подойди и спроси. Договорись. Такие правила в семье. 

Точки сближения с приемными подростками – совместные дела. Совместные поездки. Если дома не выходит найти подход, то нужно пробовать вне дома. 

— Когда Настя и Юля пришли в семью, мы сразу им сказали: «Девчонки, каждое лето мы ездим на Алтай. Ходим в походы». Планировать поездку начали вместе, новые девчонки сразу начали включаться в обсуждение. В такие моменты ребенок раскрывается. А родитель в это время уже может считывать, что ребенку нравится, что не нравится. Тянется ли ребенок к семье. Если он тянется, то его надо тянуть. Если не хочет, заставлять его не надо. 

В поездках снимаются все обязанности. Уходит слово «должен», а все преследующие его «убирать», «стирать», «готовить» заменяются на одно короткое – «отдыхать».

Рассказывая о своих маленьких и больших радостях, Лариса вспоминает историю своей подруги. Они учились вместе в педагогическом колледже. Встретились через много лет на конференции приемных семей. Яна (подруга) рассказывает, что перед Новым годом по телевизору показывали сюжет «Ищу семью» (2007-2008) годы. Там они увидели Кристину. Ей на тот момент было 13 лет. Яна с мужем решили попробовать. Приехали именно к этой девочке, взяли ее. Первые месяцы творилось страшное, родители готовы были ее сдать. Но! Лариса рассказывает, что как педагог и психолог Яна все это перетерпела, переломала. Девочке исполнилось14 лет. Время получать паспорт. Кристина намеренно берет фамилию и отчество мужа Яны (они не регистрированы были). После чего она показывает паспорт родителям и говорит: «А теперь, дорогие мои родители, я требую от вас, чтобы вы зарегистрировали ваш брак». И они зарегистрировались. Теперь же они ни души ни в дочке не чают, ни в друг друге. С мужем совсем перестали ругаться. Своим первоначальным поведением она пыталась их проверить, разъединить, а потом просто собрала вместе. Склеила. Яна говорит, что сейчас очень счастлива. 

 

2

В 2015 году Виктор взял 12-летнего Диму себе в семью. До этого он был его наставником. Сейчас Виктору 31 год, а Диме – 17 лет. До шести лет Дима жил в кровной семье, а с шести до двенадцати жил в детском доме. Семейная система была сформирована. По крайней мере, понятия о ней. 

Диму приемный отец забрал в начале июня. Впереди лето. До школы три месяца. Семьей они ездили на рыбалку, гуляли в парке, катались на велосипедах – картинка американской семьи из кинофильма. Для абсолютного счастья не хватает разве что мороженого в летнюю жару. А потом началась школа. До этого ребенок учился в спокойных условиях, к нему было особое отношение, домашнюю работу детям не давали. Переход в общеобразовательную школу стал стрессовой ситуацией, вскрывшей все глубинные проблемы ребенка. Идеальная картинка поблекла. 

— Приемному ребенку необходимо создать ситуацию успеха. Один из вариантов – взять учреждение ниже среднего уровня и отправить его туда. Очень часто у детей очень сильная интеллектуальная запущенность. 

Виктор говорит, что семья с приемным ребенком попадает в ранг малоимущей. Неважно, какой доход. Все смотрят как на прокаженных. В больницах такое отношение, в образовательной системе. Оно лишь укрепило стресс ребенка. Дима начал агрессивно отстаивать свои границы. Прошло пять лет, и все постепенно наладилось. Но между тем июнем, когда у Димы появилась семья и «наладилось», пролегли три побега из дома, нарушение закона, воровство. 

У Виктора и его жены изначально было понимание, какого ребенка они берут в семью. Дима – трудный подросток с тяжелым бэкграундом. Таким детям не объясняют, что такое алкоголь, наркотики, секс. Они все знают. Таких детей не воспитывают. Их принимают. 

— Проблема сиротской системы заключается в том, что у ребенка очень много прав, но практически нет обязанностей. Именно здесь начинаются проблемы в семье, которые на прямую связаны с отстройкой личных границ. Родители ограничивают свободу ребенка – ребенок протестует. 

Взрослого ребенка перевоспитать не получится. Возможно получится сдвинуть что-то своим примером. Расширить горизонты, показать, что можно жить еще и так. Зато можно менять привычки. У детей из детдома часто большие проблемы с личной гигиеной, режимом дня, культурой питания. Это первое, что должны скорректировать приемные родители. 

Сейчас у Димы есть девушка. Он учится в городе. Живет в общежитии. Закон не нарушает. Кровная мать Димы родила его в 17 лет, а затем стала героиновой наркоманкой. Она умерла, когда Диме было 12. Вместе с приемным отцом Дима ездит на кладбище к ней. Со своими родственниками подросток общается. Много рассказывает про свою семью Виктору. 

Много возвратов подростков происходит из-за того, что родители берут маленьких детей, воспитывают их, а в переходном возрасте вскрывается все то, что они в детстве не пережили до конца. К этому люди часто не готовы. Приемные дети провоцируют их на эмоции. Родители, которые не сопровождаются психологами, часто ломаются. Нужно понимать, что дети, приходящие в семью, очень тонко чувствуют психологические слабости своих родителей. Они начинают их продавливать. Не специально, нет. Ребенок не осознанно давит либо на самое тонкое, либо на самое слабое место. И продавливает его, если родитель не умет охранять свои границы и свое психологическое здоровье. Часто приемные подростки становятся триггерами болезненных моментов, которые родители сами замолчали, которые они хотели компенсировать новой семьей. 

Дети же всегда задают вопрос: а любят ли меня? Если я разобью чашку, будут ли меня любить? А если телевизор разобью? Все равно любят? Странно. Сбегу из дома, украду деньги. Мама спит, пойду возьму ключи от ее машины и покатаюсь по городу. Все равно любят? 

Виктор здесь проводит параллель со взрослыми отношениями. Есть мужчина и женщина. Женщину много раз предавали, и она просто не может поверить, что ее любят. Она не доверяет. Защищает свою психику от очередного предательства. Так же ведут себя и приемные дети. 

 

3

Семья Натальи Шайпель живет в Ангарске. В прошлом году они взяли 4-х подростков в сою семью. Долго смотрели на этих детей. Проделали большой путь на машине, чтобы пообщаться, а после беседы уже сомнений не было. Несмотря на то, что дети проблемные. Катя самая старшая. Ей скоро 17 лет. У Кати умственная отсталость. Родители работают над тем, чтобы снять этот диагноз. Саше – 15. Вите – 13, а Тане 11 лет. 

Каждый вечер за час до сна вся семья собирается вместе. Они обсуждают, что произошло за день, что получилось, кто какие эмоции испытывал. 

Каждую неделю ребята вытаскивают карточки с должностью (т.е. кто за что ответственен). Например, «служба доставки» развешивает и снимает белье, разносит его по комнатам, гладит. Ребенок, который вытянул такую карточку, всю неделю занимается только этим. Еще есть «шеф-повар». Он следит за тем, чтобы на кухне было чисто. Также вместе с Натальей он готовит. Наблюдает, учится. «Помощник шефа» – накрывает на стол, убирает со стола. 

— Саше 15 сейчас. И он сложно переживает этот период. Во-первых, сказывается сильное эмоциональное и социальное отставание от своих сверстников. Во-вторых, ребенок считает, что весь мир настроен против него. Все дети сталкиваются с этим ощущением. Но здесь ситуация максимально острая. Но мы рядом. И мы делаем все, чтобы ему было спокойно. 

Дети сразу начали называть Наталью «мама», хотя они с мужем представились по именам. В семье трое маленьких детей, еще есть старшие дети, которые постоянно приходят в гости. Как она сама говорит, приемным детям было легко влиться. Смеется, может имя и отчество забыли, а обратиться как-то надо было. Вот они и стали так быстро «мамой» называть. Но сейчас она уверена, что они не просто так обращаются к ней, они так считают. 

Одна из больших заслуг Натальи как приемной мамы: старшая дочь Катя поняла, почему девочка в юбке и пиджаке – это красиво. Первые месяцы в новой семье Катя отрицала любую одежду кроме той, в которой можно спрятаться. Родители показали ребенку, что он в безопасности. Теперь Катя носит юбки. Не курит. Красит волосы каждый месяц, наверстывая все то, что пропустила в переходном возрасте. И ей это нравится. 

 

Мы рассказали всего три истории, в которых подростки по частям собирают свое потерянное детство. Следующая – может стать вашей. На сайте ns2.su взрослые дети ждут своих родителей. А наши специалисты ждут любых просьб о помощи, чтобы сделать вашу историю по настоящему счастливой.

Рассказать друзьям

Напишите нам!

Нажимая кнопку «Отправить сообщение», я даю согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с договором оферты

Сделать пожертвование

Fancybox close

*Для отправки квитанции

**Не обязательно

Qr
ПЛАТИ QR
ОТ СБЕРБАНКА
Отсканируйте в приложении банка и оплатите
Генеральная лицензия Банка России на осуществление банковских операций №1481 от 11.08.2015 г.
Генеральная лицензия Банка России на осуществление банковских операций №1481 от 11.08.2015 г.