«Извините, мне нужна помощь»

Специалисты "Солнечного Города" начали бить тревогу в апреле: с момента начала карантина в Центр помощи семьям и детям «Вместе» стали обращаться за помощью в два раза чаще. Если в марте на нашем сопровождении было 40 семей, то в апреле, мае и июне – 75, 69 и 80. 

«На самом деле обращений даже больше, – говорит директор центра помощи семьям и детям «Вместе» Владимир. – Потому что не все, кто звонит и обращается, доходят до нас. В отчеты мы включаем только тех, с кем была физическая встреча и была оказана хотя бы даже разовая услуга».

Характер обращений тоже частично поменялся. Те семьи, которые традиционно находятся в тяжелом кризисе, обращаются по-прежнему. Но к ним добавились не совсем типичные «клиенты», которым до этого не нужна была помощь социальной службы. У них была обычная, довольно благополучная жизнь представителя среднего класса – работа, которая даёт достаточный доход, арендованное жилье, определенная стабильность. Но во время карантина случается увольнение, или даже просто невыплата вовремя заработной платы, и цепочка благополучной жизни разрушается. 

У человека нет каких-то долговременных накоплений (по данным РБК более чем у 60% населения России нет сбережений), нет родственной помощи. И сочетание этих факторов приводит к тому, что мама с ребенком, особенно если она одна – нуждается в экстренной помощи. 

Таким семьям очень трудно просить помощь. Бывает, даже в звонках извиняются – мы не такие, мы не «побирушки», другого выхода у нас сейчас нет. Раньше такие случаи были единичными, сейчас – это обычное дело. Люди больше нуждаются в материальной помощи, продуктовых и хозяйственных наборах.

«Сначала я обратилась в другой фонд за продуктовым набором, – рассказывает Надежда, она обратилась в центр в мае. – Нам привезли продукты не самого лучшего качества – соевая тушенка, которой не хочется кормить детей, просроченные конфеты и бакалею. Стала искать дальше, куда можно обратиться за помощью, нашла “Солнечный город”. Связалась с Ириной, и нам практически на следующий день привезли набор. Там было столько всего – и крупы, и мясо, которое докупили неравнодушные волонтеры. Это было в мае, и нам хватило его практически на два месяца. Я безумно благодарна всем, кто участвует в этом, помогает финансово и лично. 

Было очень стыдно просить помощи, я никогда никуда раньше не обращалась. А потом подумала, что должна сделать это для детей, другого выхода просто нет. С мужем я развелась, на работу выйти не могу – у меня на руках 2-летний сын, а садик сейчас закрыт. Когда ко мне приехали волонтеры и я рассказала свою историю, расплакалась и была удивлена тому, что никто не осудил меня. До сих пор не верится, что люди могут вот так помогать».

С апреля нуждающимся семьям раздали более 100 продуктовых наборов. 

«Бывают те, кто сразу говорят: нам не надо никаких сопровождений, помогите финансово, – рассказывает Владимир. – Нам необходимо понять, действительно ли семье нужна помощь, потому что можно нарваться на мошенников. Мы обязательно знакомимся с семьей, делаем акт обследования. Мошенники сразу отказываются общаться. Но чаще всего, сам факт того, что человек пришел сюда за продуктами, уже говорит о том, что ему тяжело».

Каждый может оступиться

Иногда помочь могут несколько консультаций психолога, юриста или социального работника. Коронакризис приводит людей к депрессиям, некоторым начинает казаться, что выхода нет.

В июне центр «Вместе» получил сигнал о поступлении 6-месячного малыша в Дом ребенка. Службу опеки вызвали соседи, которые увидели его маму Ольгу* в состоянии алкогольного опьянения. С ней тут же связались наши специалисты, чтобы выяснить ситуацию. Оказалось, что муж, потеряв работу, ушел из семьи и пропал. Женщина, долгое время находясь в состоянии шока, пыталась справиться со страхом и одиночеством самостоятельно.

«Когда ребенка забрали я как будто проснулась, – рассказывает Ольга. – Решила срочно действовать, но совершенно не знала, что делать, боялась, что после такого вернуть ребенка невозможно. Когда мне позвонили из “Солнечного города”, я поняла, что это мой шанс. Мне рассказали, что нужно делать, к кому обращаться, чтобы исправить ситуацию. Помогли и психологически, успокоили. Меня никто не осуждал, а этого я тоже боялась».

В тот же день женщина прошла процедуру кодирования от алкоголизма, собрала нужные справки и документы, и написала заявление в службу опеки. Через 5 дней ребенок вернулся в семью. Сейчас Ольга находится на психологическом и социальном сопровождении центра «Вместе», получает натуральную помощь, оформляет положенные социальные выплаты.

«Ольга очень благодарна за то, что мы её поддержали, –  говорит Ирина, социальный работник «Вместе». – Обычно, в таком случае женщина осуждается обществом, и даже социальными службами. В этот момент важно понять, в чем причины того или иного поведения, увидеть мотивацию женщины к воспитанию ребенка, помнить о том, что детям нужно оставаться с родителями, а не попадать в сиротскую систему. Каждый может оступиться, главное, чтобы ему вовремя оказали помощь».

«Все истории о жестоком обращении в семье банальны»

Так говорит Надежда Михайловна, директор кризисного центра для женщин и детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Да, звучит страшно, но это так. Почти всегда это начинается внезапно – близкий и любимый человек превращается в монстра. И не всегда есть силы разорвать с ним связь, побороть страх и сбежать. В мае уполномоченная по правам человека РФ Татьяна Москалькова заявила о росте случаев домашнего насилия в период самоизоляции в 2,5 раза.

«Мы сидели всё время дома – я, дети и муж, никуда особо не выезжали, соблюдали самоизоляцию. В финансовом плане все неплохо – у нас есть бизнес, который не пострадал от коронавируса. Зато пострадала я. Были и раньше у нас случаи насилия в семье, но сейчас оставаться дома с детьми я не могу, это стало невыносимо. Я решила уйти и нашла центр “Вместе”», – это история женщины, обратившейся за помощью в мае. Собрав необходимые документы и вещи, она передумала переезжать в кризисный центр, и осталась жить с мужем.

«Большинство жертв семейного насилия находятся в созависимости, –  рассказывает Владимир, директор центра помощи семьям и детям «Надежда». – Сегодня женщина на эмоциях позвонила и попросила помощи, мы предложили варианты поддержки и договорились о встрече. А завтра она либо говорит, что помирилась с мужем (насильник резко меняет поведение, извиняется), либо вообще не берёт трубку. А потом всё по-кругу. Здесь нужна глубокая работа психолога, но она возможна только с согласия женщины, навязывать – бесполезно».

Виктория* заселилась в кризисный центр «Надежда» месяц назад. У нее двое детей от гражданского мужа и нет своего жилья. Когда мужчина впервые её ударил она уже не помнит. Не помнит и сколько раз уезжала от него, и возвращалась обратно.

У созависимого поведения тирана и жертвы один сценарий: насилие, раскаяние, прощение, и снова насилие. По словам психологов, женщинам тяжело справляться с такими ситуациями, особенно когда насилие длилось долгое время. Это становится в каком-то смысле нормой жизни, как стало для Виктории. Избиение стало систематическим, дети видели это каждый день. Иногда они уезжали к матери Виктории, но условий там для жизни детей не было, поэтому возвращались обратно. 

Последней каплей стала поездка в деревенский дом мужа. Женщина подумала, что карантин лучше всего пережить на свежем воздухе. Все закончилось очередным избиением. Старшая дочь сказала, что лучше сбежит, чем снова вернется к отцу. Тогда Виктория и решилась обратиться в центр «Вместе», ее с детьми поселили в кризисный центр. Сейчас всем им оказывается психологическая помощь, они находятся в безопасности и получают необходимую поддержку. Круг созависимости разорвался.

«Я думаю, что в ближайшие месяцы ситуация будет либо оставаться на том же уровне, либо ухудшится, – говорит Владимир. – Обращений точно не станет меньше, для этого нет предпосылок. Особенно ситуация сказывается на людях, работающих в общепите, по прогнозам эта сфера ещё не скоро придёт в норму. А по наблюдениям,в ней работает большое количество одиноких женщин с детьми. Мы долго будем бороться с последствиями коронакризиса.

Особенность времени в том, что сейчас в помощи нуждаются люди, которые раньше не знали про соцслужбы и соцзащиты. Есть у социально благополучных людей такое предубеждение, им стыдно признавать слабость. А ведь чем дальше, тем хуже, и сложнее уже не только в финансовом плане, но и в психологическом. 

Сейчас никто не застрахован от этого. Не надо стесняться и бояться, обращаться за помощью – это нормально. Это поможет с минимальными потерями пережить ситуацию».

В среднем 548 683 рублей в месяц нужно, чтобы специалисты проекта «Остаться с мамой» продолжали свою работу. Консультации, продуктовые и хозяйственные наборы первой необходимости, проживание в кризисном центре – все это для того, чтобы дети не попадали в сиротскую систему. Мы часто говорим о том, что хотим поменять мир взрослых, чтобы поменялся мир детей. Сейчас – самое время для того, чтобы объединиться и сделать это. Мы знаем, как помочь, но без вашей поддержки мы бессильны.

Пожалуйста, подпишитесь на ежемесячные пожертвования в пользу проекта «Остаться с мамой». Ваши 450, 1026 или 1500 рублей помогут детям и их мамам, которые оказались в трудной жизненной ситуации, найти временный приют и поддержку профессионалов.

*Имена и фото изменены по просьбе героинь

close icon
socialsocialsocialsocialsocial
mobile bg